Образ Татьяны Лариной и представления об идеальной женщине в романе «Евгений Онегин» (с точки зрения критиков). Реферат

Введение.

«Апофеоз  русской женщины»[1], «существо исключительное, глубокая натура»[2], «тип единственный до сих пор в нашей поэзии, перед которым с такой любовью преклонилась душа Пушкина как перед родным русским созданием»[3] ….  Все это – пушкинская Татьяна.  Почему из бесчисленного количества женских образов, которыми пестрит русская литература, выделяется именно Татьяна? Почему именно ее мы представляем, говоря о воплощении идеальной русской женщины? С момента написания и публикации  «Евгения Онегина» прошло почти два века, на протяжении которых литературные критики пытались найти свои ответы на эти вопросы. Белинский, Достоевский, Лотман, Писарев…. И это только начало огромного списка, перечисляющего тех, кто преклонялся перед искусно изображенной Пушкиным Татьяной или пытался понять, почему же ее образ так притягателен для русского человека. Критики выдвигали множество предположений, но сошлись только в одном – один из главных подвигов поэтической деятельности А. С. Пушкина заключается в том, что в «Евгении Онегине» он первый поэтически воспроизвел, в лице Татьяны, русскую женщину.[4] Я предлагаю на основе моего реферата ознакомиться с мнениями известных критиков и составить свое представление о личности Татьяны Лариной.

таня

Главный герой «Евгения Онегина» — Онегин?

Для того чтобы сразу понять, какое место занимает в романе Татьяна, вспомним заключительные строфы последней главы романа: «Промчалось много, много дней С тех пор как юная Татьяна И с ней Онегин в смутном сне Явилися впервые мне — И даль свободного романа Я сквозь магический кристалл Еще неясно различал».[5]

Обратим внимание на то, в какой последовательности Пушкин называет главных героев. Если верить этим стихам, первой в замыслах Пушкина появилась именно Татьяна, а уж «с ней» Онегин.[6]  Не  зря же автор первой упоминает не Онегина, фигура которого, казалось бы, стоит в основе всего произведения, а столь любимую им самим Таню! И это неудивительно. Ведь если в лице Онегина и Ленского Пушкин поэтически воспроизводит русское общество своего времени и демонстрирует его главную, мужскую сторону[7], то в облике Татьяны мы видим женский образ, который находится вне времени. Ф. М. Достоевский в своей речи, произнесенной на заседании общества любителей российской словесности, замечает, что, возможно, это было бы лучше, если Пушкин назвал свою поэму именем Татьяны, а не Онегина, так как именно она является главной героиней поэмы.[8]

Почему же известные критики ставят образ Татьяны выше образа Онегина? Все дело в том, что  Татьяна — это отражение лучших качеств, некий душевный идеал, который притягивает и завораживает в любое время. Говоря о Татьяне, Белинский отмечает, что Татьяна не многосложна, но в то же время глубока и сильна. В Татьяне нет этих болезненных противоречий, которыми страдают слишком сложные натуры; Татьяна создана как будто вся из одного цельного куска, без всяких приделок и примесей. Вся жизнь ее проникнута тою целостностью, тем единством, которое в мире искусства составляет высочайшее достоинство художественного произведения.[9] 

 Прообразы Татьяны.

Мы уже доказали, что Татьяна не только главная героиня романа, но и образ, представленный Пушкиным как образ идеальной русской женщины. Но откуда же поэт взял этот образ?  Естественно, что после выхода романа современники пытались найти прототип Татьяны. И так как сам Пушкин писал, что у Татьяны, действительно, был прототип, то у исследователей, конечно, возникали различные варианты. Существует множество предположений. Некоторые исследователи искали прообраз Татьяны в семье Раевских. Сестры Раевские были женщинами незаурядными и обладали сильной волей и чувством долга, что и роднило их с Татьяной. Также прототипом Татьяны иногда называют Анну Николаевну Вульф. Но многие исследователи утверждают, что трудно найти женщину, характерологически менее похожую на Татьяну Ларину. Многие критики считают, что «опорным образцом» его самой излюбленной героини должна была быть реальная женщина, совершенно по-особому любимая и уважаемая им. Между тем наблюдательная и хорошо знавшая Пушкина А. П. Керн говорит про него: «Я думаю, он никого истинно не любил, кроме няни своей и потом сестры». Так как Арина Родионовна в «образцы» героини «Онегина» не годится, есть смысл приглядеться к О. С. Пушкиной.[10]

Но кто бы ни был прототипом главной героини романа, нельзя отрицать, что черты характера Татьяны необыкновенно притягательны для русского человека. Она кроткая, но в то же время решительная, непритворная и искренняя, честная и вдумчивая. Поэтому, наверное, найти прототип Татьяны не удалось до сих пор: это собирательный, идеализированный образ, собравший в себя все лучшие качества русской женщины.

Но я другому отдана; Я буду век ему верна!

Как мы уже выяснили, для всех критиков, решившихся писать о поэме, да и, пожалуй, для всех читателей Татьяна является полноценным главным героем произведения. Но что же заставляет ее таковою считать? Вспомним, что именно Татьяна становится персонажем, выразившим основную мысль поэмы в сцене последней встречи главных героев.[11]  Татьяна прямо заявляет, что она «другому отдана» и будет век ему верна. Мы видим, что Татьяна не желает строить свое счастье на несчастии других людей, она не считает возможным предать своего мужа, несмотря на то, что о замужестве ее «с слезами заклинаний Молила мать», а для самой Тани «все были жребии равны».[12] Но только ли клятва верности мужу останавливает Таню? И могли бы герои при других обстоятельствах быть вместе? Критики расходятся во мнениях. Ф. М. Достоевский считает, что даже если бы Татьяна была свободной, если б умер ее старый муж, и она овдовела, то и тогда бы она не пошла за Онегиным. Ведь он обратил внимание на эту девчонку, которую прежде чуть ли не презирал, лишь потому, что ей теперь поклоняется свет. А свет для Онегина, несмотря на все его мировые стремления, так и остался огромным авторитетом! Таня осознает, что в сущности Евгений любит только свою новую фантазию, а не ее, прежнюю Татьяну! Она знает, что он принимает ее за что-то другое, а не за то, что она есть, что он вовсе не способен любить, несмотря на то, что так мучительно страдает![13] Белинский же утверждает, что даже если бы герои смогли быть вместе, то Онегин нашел бы в Татьяне «или прихотливое дитя, которое плакало бы оттого, что он не может, подобно ей, детски смотреть на жизнь и детски играть в любовь, — а это, согласитесь, очень скучно; или существо, которое, увлекшись его превосходством, до того подчинилось бы ему, не понимая его, что не имело бы ни своего чувства, ни своего смысла, ни своей воли, ни своего характера».[14] Особняком среди критиков стоит Писарев, который старается смотреть на роман А. С. Пушкина критически, вступает в полемику с Белинским и утверждает, что герои романа выдут себя непоследовательно и неестественно. По мнению Писарева Татьяна, влюбленная в Онегина, вообще не может составить счастье другого человека. «Если бы она вышла замуж не за толстого генерала, а за простого смертного, желавшего найти в ней не украшение дома, а доброго и умного друга, — утверждает Писарев, — то ее семейная жизнь расположилась бы по следующей программе, очень остроумно составленной Белинским для некоторых идеальных дев: «Ужаснее всех других, — говорит Белинский, — те из идеальных дев, которые не только не чуждаются брака, но в браке с предметом любви своей видят высшее земное блаженство: при ограниченности ума, при отсутствии всякого нравственного развития, при испорченности фантазии, они создают свой идеал брачного союза, — и когда увидят невозможность осуществления их нелепого идеала, то вымещают на мужьях горечь своего разочарования»[15].  Но согласиться с Писаревым означает полностью переврать столь филигранно созданный А. С. Пушкиным образ Татьяны. Критическая статья Дмитрия Ивановича Писарева (а скорее уже саркастический фельетон) если и отмечает некоторые интересные и незамеченные прочими восторженными критиками моменты, однако это совершенно не относится к характеристике Татьяны. Возможно, сарказм Писарева, действительно уместен, когда он говорит об Онегине и первых главах романа, ведь мы помним, что сам А. С. Пушкин в 1823 году сообщает А. И. Тургеневу: «…пишу новую поэму «Евгений Онегин», где захлебываюсь желчью»[16]. Да, первым замыслом поэта было создание сатирического произведения. Но со временем главная цель Пушкина изменилась, и благодаря этому мы можем найти в «Евгении Онегине» не только сатирическое изображение провинциального и высшего дворянского общества, но и широкую картину русской жизни, неизменно русские характеры. И если дворянство мы видим глазами Онегина, то истинно русскую жизнь, образы и внутренний мир нам показывает Татьяна. Поэтому слова Писарева о том, что читатели неверно оценивают Татьяну и видят в ней отображение всех лучших качеств русского человека лишь потому, что ее среди прочих выделил сам Пушкин, выглядят смешными. Обратимся к словам критика: «Вводя нас в семейство Лариных, Пушкин тотчас старается предрасположить нас в пользу Татьяны; эта, дескать, старшая, Татьяна, пускай будет интересная личность, высшая натура и героиня, а та, младшая, Ольга, пускай будет неинтересная личность, простая натура и пряничная фигурка. Доверчивые читатели, конечно, тотчас предрасполагаются и начинают смотреть на каждый поступок и на каждое слово Татьяны совсем иначе, чем как они стали бы смотреть на такие же поступки и на такие же слова, сделанные и произнесенные Ольгой. Нельзя же в самом деле. Господин Пушкин изволят быть знаменитым сочинителем. Стало быть, если господин Пушкин изволят любить и жаловать Татьяну, то и мы, мелкие читающие люди, обязаны питать к той же Татьяне нежные и почтительные чувства»[17]. Согласиться с Писаревым сложно. Особенное отношение к Татьяне у читателей появляется не после выделения ее Пушкиным, нет! — мы проникаемся нежностью к героине после ее искреннего письма, после ее стойкости в разговоре с Онегиным…. Татьяну выделяют ее поступки, о которых я и предлагаю поговорить далее.татьяна

 Эволюция образа Татьяны.

На страницах романа мы видим Татьяну с совершенно разных сторон: это и простая деревенская девушка, так странно выделяющаяся из общего круга семьи Лариных, это взволнованная и влюбленная русская барышня, пишущая письмо и с томлением ждущая ответа, это посетившая кабинет Онегина умная и тонко чувствующая девушка и, наконец, светская дама, образ которой пленяет Онегина, воскрешая в нем чувства. Но все это – Таня, девушка, которая всегда внутренне оставалась самой собой. Даже свет научил ее лишь искусству владеть собою и серьезнее смотреть на жизнь.[18] Почему же тогда ее мысли и поступки так различны? Все просто: Татьяна многогранна, но от этого не менее целостна.

«Письмо Татьяны свело с ума всех русских читателей, когда появилась третья глава «Онегина», — пишет Белинский. – Все в этом письме истинно и просто вместе. Сочетание простоты с истинною, которое составляет высшую красоту и чувства, и дела, и выражения».[19] Поспорить с критиком сложно, ведь в этом письме нам открывается вся Татьяна, ее чувства, душа. А объяснение с Онегиным, а именно отповедь Евгения, не погасила в ней пожирающего ее пламени, он начал гореть лишь упорнее и напряженнее[20]. Татьяна начинала понимать, что представляет собой Онегин, но это знание не отталкивает ее, а интригует, что также немало характеризует героиню.

Одним из самых главных эпизодов романа не зря является момент, когда Татьяна попадает в кабинет Евгения. «Вот она в его кабинете, — пишет в своей критической статье Ф. М. Достоевский, —  она разглядывает его книги, вещи, предметы, старается угадать по ним душу его, разгадать свою загадку, и «нравственный эмбрион» останавливается, наконец, в раздумье, со странною улыбкой, с предчувствием разрешения загадки, и губы ее тихо шепчут: «Уж не пародия ли он?». Да, она должна была прошептать это, она разгадала. В Петербурге, потом, спустя долго, при новой встрече их, она уже совершенно его знает».[21] Именно понимание Онегина делает сцену такой важной. Татьяна теперь видит, кто перед ней, и это знание меняет все течение романа. Виссарион Григорьевич в своей критической статье также уделяет огромное внимание этой сцене. Он уверен, что посещение кабинета Онегина и чтение его книг приводит Татьяну к перерождению из деревенской девочки в светскую даму. Ум Татьяны просыпается, она начинает мыслить и чувствовать иначе.

И, конечно, финальное объяснение. Вызывающее так много вопросов, уже частично разбиравшееся выше, но до сих пор неоднозначное. В этом объяснении выразилось все существо Татьяны, по мнению критиков. Что же это – все? Белинский отмечает и пламенную страсть, и задушевность простого, искреннего чувства, и чистоту и святость наивных движений благородства натуры, и резонерство, и оскорбленное самолюбие, и тщеславие добродетелью, и хитрые силлогизмы ума, светскою моралью парализовавшего великодушные движения сердца.[22] Но важнее то, что критик отмечает, что все это и составляет сущность русской женщины с глубокою натурою, развитою обществом.

Повзрослевшая Татьяна кажется Онегину уже не мечтательной девушкой, поверявшей луне и звездам свои задушевные мысли и разгадывающая сны по книге Мартына Задеки, но женщиной, которая знает цену всему, что дано ей, которая много потребует, но и много даст.[23] И неудивительно, что такая Татьяна интересует Онегина гораздо больше наивной влюбленной Тани. Ведь в его глазах любовь без борьбы не имела никакой прелести, а Татьяна абсолютно точно не обещала ему легкой победы.[24] Все это Таня понимает, а поэтому и упрекает Евгения в том, что его интересует лишь жажда скандалезной славы. В своем решении Татьяна остается верна не мужу, а самой себе, своей добродетели. В этом ее сила и необыкновенное величие ее образа.

Заключение. 

После прочтения многочисленных критических статей, обдумывания слов критиков, каждый из которых неизменно предлагает собственную характеристику Татьяны, я поняла, что образ этой героини остается для каждого своим. Ее любят за то, что она многогранна, а некая недосказанность ее образа дает возможность воспринимать ее по-разному. Неизменным остается одно – ее внутренняя сила и внутренняя же любовь.

«Жизнь женщины по преимуществу сосредоточена в жизни сердца; любить – значит для нее жить; а жертвовать – значит любить. Для это роли создала природа Татьяну; но общество пересоздало ее…» — пишет В. Г. Белинский, заканчивая девятую статью, полностью посвященную образу Татьяны. — И тут же объясняет: «…женщина не может презирать общественного мнения, но может им жертвовать скромно, без фраз, без самохвальства, понимая всю великость своей жертвы, всю тягость проклятия, которое она берет на себя, повинуясь другому закону – закону своей натуры, а ее натура – любовь и самоотвержение».[25] Общество меняет Татьяну, но она все равно остается той Таней, которую мы знаем. Женщиной, которая всегда прислушивается к своему сердцу, но превыше него ставит добродетель. Женщиной, которая, прежде всего, будет верна самой себе.

Ссылки:

[1] Ф. М. Достоевский, Собрание сочинений в пятнадцати томах, Санкт-Петербург,  1995, Т. 14 – глава 2, Пушкин (очерк).

[2] Белинский В. Г. Полное собрание сочинений, Москва, 1955. Т. 7.  – 482 стр.

[3] Ф. М. Достоевский. Собрание сочинений в пятнадцати томах», Санкт-Петербург , 1995, Т. 11 — 95 стр.

[4] В. Г. Белинский. Избранные статьи Л., Лениздат, 1979, Статья 9 — 141 стр.

[5] А. С. Пушкин Сочинения. В 3-х томах. Том 2. Поэмы: Евгений Онегин; Драматические произведения. – М.: Худож. Лит. 1986. — 336 стр.

[6] И. М. Дьяконов  «Об истории замысла «Евгения Онегина».  Фундаментальная электронная библиотека.

[7]   В. Г. Белинский. Избранные статьи Л., Лениздат, 1979, Статья 9 — 141 стр.

[8] Ф. М. Достоевский, Собрание сочинений в пятнадцати томах, Санкт-Петербург,  1995, Т. 14 – глава 2, Пушкин (очерк).

[9]   В. Г. Белинский. Избранные статьи Л., Лениздат, 1979, Статья 9

[10] И. М. Дьяконов  «Об истории замысла «Евгения Онегина».  Фундаментальная электронная библиотека.

[11] Ф. М. Достоевский, Собрание сочинений в пятнадцати томах, Санкт-Петербург,  1995, Т. 14 – глава 2, Пушкин (очерк).

[12] А. С. Пушкин Сочинения. В 3-х томах. Том 2. Поэмы: Евгений Онегин; Драматические произведения. – М.: Худож. Лит. 1986. 334 стр.

[13]Ф. М. Достоевский, Собрание сочинений в пятнадцати томах, Санкт-Петербург,  1995, Т. 14 – глава 2, Пушкин (очерк).

[14] В. Г. Белинский. Избранные статьи Л., Лениздат, 1979, Статья 8

[15] Д. И. Писарев. Пушкин и Белинский, az.lib.ru

[16] Пушкин А. С. О литературе. Избранное. М., «Дет. Лит.», 1997

[17] Д. И. Писарев. Пушкин и Белинский, az.lib.ru

[18]  В. Г. Белинский. Избранные статьи Л., Лениздат, 1979, Статья  8

[19] В. Г. Белинский. Избранные статьи Л., Лениздат, 1979, Статья  9

[20] В. Г. Белинский. Избранные статьи Л., Лениздат, 1979, Статья  9

[21] Ф. М. Достоевский, Собрание сочинений в пятнадцати томах, Санкт-Петербург,  1995, Т. 14 – глава 2, Пушкин (очерк).

[22] В. Г. Белинский. Избранные статьи Л., Лениздат, 1979, Статья 9

[23] В. Г. Белинский. Избранные статьи Л., Лениздат, 1979, Статья 8

[24] В. Г. Белинский. Избранные статьи Л., Лениздат, 1979, Статья 8

[25] В. Г. Белинский. Избранные статьи Л., Лениздат, 1979, Статья 9

Список литературы:

Ф. М. Достоевский, Собрание сочинений в пятнадцати томах, Санкт-Петербург,  1995, Т. 14 – глава 2, Пушкин (очерк).
В. Г. Белинский. Избранные статьи Л., Лениздат, 1979, Статьи  8 и 9
А. С. Пушкин.  О литературе. Избранное. М., «Дет. Лит.», 1997
А. С. Пушкин Сочинения. В 3-х томах. Том 2. Поэмы: Евгений Онегин; Драматические произведения. – М.: Худож. Лит. 1986. — 336 стр.
И. М. Дьяконов  «Об истории замысла «Евгения Онегина».  Фундаментальная электронная библиотека.

Обсуждение закрыто.