Экзаменационное сочинение по тексту Ю. Бондарева

ТЕКСТ:

Утром, бреясь перед зеркалом, с неожиданной неприязнью увидел бледность на лице, морщины под глазами, которые словно улыбались кому-то чересчур доброжелательно, и, кривясь, вспомнил, как вчера встретился в дверях лаборатории с молодым удачливым профессором, делающим необъяснимо быструю карьеру в науке. Карьера его не была определена особым умом или выдающимся талантом, однако он стремительно шёл в гору, защитил кандидатскую, уже писал докторскую, поражая коллег-сверстников бойким продвижением и умением нравиться начальству.
Мы не любили друг друга, едва здоровались издали, наша нелюбовь была и в тот момент, когда столкнулись в дверях, но, увидев меня, он молниеносно заулыбался счастливой улыбкой, излучая энергию радости, горячего восхищения этой внезапностью встречи, и стиснул мне руку со словами:
— Очень, очень рад вас видеть, коллега! Только на днях прочитал вашу первоклассную статью об Антарктике и посожалел, что не работаем вместе над одной проблемой!
Я знал, что он лгал, ибо никакого дела ему не было до моей работы, и хотелось сухо ответить принятыми словами вежливости «благодарю», «спасибо», но я тоже заулыбался обрадованной улыбкой, затряс его руку так продолжительно, так долго, что показалось — его испуганные пальцы в какой-то миг попытались вывинтиться из моих пальцев, а я, тряся ему руку, говорил совсем осчастливленно:— Я слышал, начали докторскую? Что ж, это великолепно, не упускаете время, мне весьма нравится ваша серьёзность, профессор!
Я не знал, что со мной происходит, я говорил приятно-льстивые фразы, вроде бы под диктовку и чувствовал, что улыбаюсь сахарнейшей улыбкой, ощущаемой даже лицевыми мускулами.И это ощущение собственной собачьей улыбки, долгое трясение его руки и звук своего голоса преследовали меня целый день — о, как потом я морщился, скрипел зубами, ругая всеми словами, проклиная некоего второго человека внутри себя, кто в некоторых обстоятельствах бывал сильнее разума и воли.

Что это было? Самозащита? Благоразумие? Инстинкт раба? Молодой профессор не был талантливее, не был умнее меня, кроме того, занимал положение в институте, зависимое от исследований моей лаборатории, а она нисколько не зависела от его работы. Но почему с таким сладострастным упоением я тряс руку этому карьеристу и говорил приятные фальшивые слова?

Утром, во время бритья разглядывая своё лицо, вдруг испытал приступ бешенства против этого близкого и ненавистного человека в зеркале, способного притворяться, льстить, малодушничать, как будто надеялся прожить две жизни и у всех проходных дверей обезопасить весь срок земной.

СОЧИНЕНИЕ:

Почему мы фальшиво улыбаемся тем людям, которые нам не нравятся? Почему малодушничаем и притворяемся? Зачем пытаемся сказать что-то приятное людям, которых мы не любим? Известный советский писатель Юрий Бондарев пытается выяснить это в своем тексте, поднимая очень актуальную сегодня проблему лести и подхалимства.
Эта проблема была актуальна во все времена. Рассказывая нам историю встречи героя с молодым профессором, автор акцентирует наше внимание на том, что, несмотря на взаимную нелюбовь, столкнувшиеся в дверях герои все-равно начали неестественно улыбаться и льстить друг другу. Рассуждая от лица профессора, Юрий Бондарев задается вопросом, почему люди постоянно говорят друг другу фальшивые слова. Хотим ли мы таким образом обезопасить себя, поддаемся ли инстинкту раба? Над этими вопросами предлагает поразмышлять автор.
В тексте ярко выражено мнение автора. Читая текст, нам несложно догадаться, что Юрий Бондарев считает лесть и подхалимство  чертами, с которыми необходимо бороться. Но возможно ли это? Для автора ответ очевиден. Главному герою претит воспоминание о встрече с молодым профессором и собственном подхалимстве, а значит, лесть все-таки противоестественна человеческой натуре.
Я полностью согласна с мнением автора. Я уверена, что каждый человек просто обязан бороться с этим «неким вторым человеком внутри себя», способным малодушничать и льстить. Не стоит притворяться, разговаривая с людьми, которые вам не нравятся, и обманывать других и самих себя.
Мы найдем отражение этой проблемы и в русской классической литературе. Вспомним рассказ А.П. Чехова «Смерть чиновника». Главный герой рассказа Иван Дмитрич Червяков случайно чихнул, обрызгав сидящего перед ним генерала. Это происшествие так напугало Червякова, что он тотчас же начал приносить свои извинения. Но ответ генерала показался ему слишком сухим, поэтому, опасаясь, что генерал затаил на него обиду, Червяков извинялся снова и снова. Наконец, генерал не выдержал и выставил Червякова вон из своего дома, после чего чиновник пришел домой, лег на диван и… умер от горя! Лесть, преклонение перед чинами и подхалимство довели этого героя до смерти. И несмотря на то, что мы понимаем, что рассказ А.П. Чехова построен на сатирическом преувеличении, он вполне верно отражает всю глупость преклонения перед вышестоящими чинами.
Другим литературным героем, вовсе не гнушавшимся лести и подхалимажа, является коллежский асессор Молчалин — герой комедии А.С. Грибоедова «Горе от Ума». Низкопоклонничество и угодничество для Молчалина являются способом достижения собственных целей. Готовый на подлости ради богатства и чинов, он с удовольствием преклоняется перед вышестоящими людьми.
Так может ли человек бороться с желанием слегка подсластить правду, смалодушничать, польстить? Я уверена, что может. Ведь только тогда он сможет жить в гармонии с самим собой.
ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО:

Обсуждение закрыто.