Образная система и конфликт романа Ф.С. Фицджеральда «Великий Гэтсби».

«Мой роман — о том, как растрачиваются иллюзии, которые придают миру такую красочность, что, испытав эту магию, человек становится безразличен к понятию об истинном и ложном»

Ф.С.Фитцджеральд

 

Роман своего времени.

Роскошь, развлечения, экономический бум, погоня за радостями жизни, вечный карнавал – время, названное самим Фицджеральдом «Веком Джаза», с его ценностями и приоритетами владело умами целого поколения молодых людей и девушек. Мы видим атмосферу лихорадочного веселья, отсутствие какой бы то ни было ответственности и даже намека на внешнее сохранение «моральных устоев». Вот каким было время, отраженное в романе «Великий Гэтсби». Вот какой была обстановка, на фоне которой происходит основная драма произведения.

«Великий Гэтсби» — это, безусловно, одно из центральных произведений всей американской литературы XX века, в котором, возможно, дано самое глубокое раскрытие величия и крушения «американской мечты».[1] Действительно,  тема романа тесно связана с важнейшим компонентом «американской мечты» — богатством. Мы видим великолепные приемы у Гэтсби, где «на столах, в сверкающем кольце закусок, выстраивались окорока, нашпигованные специями, салаты, пестрые, как трико арлекина, поросята, запеченные в тесте, жареные индейки, отливающие волшебным блеском золота». Во время экскурсии по дому, устроенной Гэтсби для Дэзи, рассказчик замечает немало предметов роскоши в доме главного героя. Машина Джея Гэтсби поражает воображение читателей, а его костюмы всегда безупречны. Но разве богатство, которое, казалось бы, может дать человеку все, избавить его от душевных терзаний и превратить жизнь в бесконечный праздник, вводит Гэтсби в то общество, быть членом которого он так отчаянно стремится? Разве, обладая всеми этими привилегиями,  публично и неустанно показывая свое богатство, он становится достаточно хорошим для Дэзи? Чтобы понять это, посмотрим на главных героев романа.

 Образная система романа.

Дэзи и Том Бьюкенен – истинные представители «высшего общества». Они, как пишет сам Фицджеральд о праздном классе в рассказе «Молодой богач» — «из другого теста». Я начала анализ героев именно с них не просто так: они полноправные хозяева жизни и этой истории. Эти герои привыкли к легкости и привилегиям, которые дает им их положение. Том Бьюкенен всегда неизменно уверен в себе: он спокойно изменяет жене, рассуждает о недопустимости браков «белых» с «цветными», не колеблясь, покупает любовнице собачку и тут же разбивает девушке нос. Он может делать все, что угодно, ведь он уверен в себе, и у него есть деньги.  Даже в, казалось бы, критической ситуации, когда Дези произносит роковые слова о том, что уходит от него, он не теряется. Он начинает доказывать ей, что она не права, что она любит его и что Гэтсби – не тот, кого она себе представляет. Уверенность Тома в чем бы то ни было – в своем превосходстве или верховенстве белой расы – подкреплена его положением. Он, не колеблясь, говорит, кто был за рулем желтой машины и фактически убивает Джея Гэтсби  чужими руками. Он жесток, но, по его мнению, эта жестокость оправдана.

Дэзи – это центральная женская фигура романа. Она красива, интересна, иронична, но в то же время инфантильна и жестока. Она делает все, опираясь лишь на собственные желания и не хочет нести ответственность за свои поступки. Дэзи выросла в богатом доме: ее всегда окружали красивые платья, влюбленные молодые люди, высшее общество. А потом она вышла замуж за человека из ее круга, так и не дождавшись молодого военного, в которого когда-то была влюблена. В ее голосе «звенят деньги», и она всегда радостна, весела и беспечна.

Прекрасно зная о изменах Тома, она ничего не предпринимает и долго не может решиться принять от Гэтсби предложение открыться мужу. Её выход – это сбежать. И неважно, какая проблема перед ней: нелюбимый муж, которому страшно рассказать о любовнике, или задавленная машиной девушка, которая может нуждаться в ее помощи.

Очень важен момент, когда Дэзи меняет свое решение уйти от мужа к Джею Гэтсби. Том приводит множество аргументов, но по-настоящему действенен для Дэзи лишь один. Том рассказывает о том, как Гэтсби сделал состояние, говорит об истории с аптеками и намекает на новые аферы. И что мы видим? «Дэзи, сжавшись от страха, смотрела в пространство между мужем и Гэтсби…» Что ее так пугает? Неужели ее смутила незаконность поступков Гэтсби? Нет, просто это опять выбивало его из ее круга, делало, несмотря на его богатство, человеком, не подходящим ей по статусу. Дэзи не хочет трудностей, она к ним не готова. Она может убежать на край света, лишь бы не нести ответственность за свои поступки и не менять привычный уклад жизни. Когда она думала, что, выбрав Гэтсби, она просто сменит одного богатого и влиятельно мужа на другого, она была готова на этот поступок. Но поняв, что Гэтсби – лишь аферист, пусть и крупного масштаба, она попросту испугалась.

Том и Дэзи действительно сделаны из одного теста. «Они были беспечными существами, Том и Дэзи, они ломали вещи и людей, а потом убегали и прятались за свои деньги, свою всепоглощающую беспечность или еще что-то, на чем держался их союз, предоставляя другим убирать за ними».

Но почему Гэтсби влюбляется именно в эту девушку, зачем делает ее своим «идеалом», своей «мечтой»? Вспомним историю самого Гэтсби.

Джей Гэтсби — он же Джеймс Гетц —  сын бедного фермера из Северной Дакоты, который, как и подобает энергичному молодому американцу, еще мальчуганом выходит на поиски богатства и счастья.[2] Еще в юности он придумывает новое имя, которое, в сущности, «выросло из его раннего идеального представления о себе», ведь Гэтсби всегда мечтал о блистательном будущем. К моменту вступления США в первую мировую войну Гэтсби уже был молодым офицером. Военный мундир на время служил ему пропуском в более высокие слои общества, благодаря этому он и познакомился с Дэзи. Все, что было после этого, он делал только ради  нее.

Избалованный женским вниманием юный Гэтсби выбирает Дэзи не просто так: для него она идеал той недостижимой жизни, о которой он мечтает. Она была не такой, как другие женщины: она была «мечтой», прекрасной девушкой из прекрасного мира. И он полюбил ее. «Он знал: стоит ему поцеловать эту девушку, слить с ее тленным дыханием свои не умещающиеся в словах мечты, — и прощай навсегда божественная свобода полета мысли».

Но при этом Гэтсби прекрасно понимал, кто такая Дэзи. Заработать деньги и стать состоятельным человеком стало его главной целью. И даже окружающая жизнь, захватившая Гэтсби в цепкие руки и превратившая в афериста международного масштаба, не смогла отнять и растоптать «мечту». Деньги, состояние, материальное превосходство необходимы были Гэтсби только для достижения своих целей. А его целью была Дэзи, ведь полюбив ее, он воплотил в ней все свои юношеские мечты и стремления.

Таким образом, в душе главного героя  на протяжение всего романа разворачивается конфликт двух несовместимых устремлений, двух совершенно разнородных начал. Одно из этих начал — «наивность», простота сердца, негаснущий отблеск «зеленого огонька», звезды «неимоверного будущего счастья», в которое Гэтсби верит всей душой. Другое же — трезвый ум привыкшего к небезопасной, но прибыльной игре воротилы-бутлегера, который и в счастливейший для себя день, когда Дэзи переступает порог его дома, раздает по телефону указания филиалам своей «фирмы». На одном полюсе мечтательность, на другом — практицизм и неразборчивость в средствах, без чего не было бы ни загородного особняка, ни миллионов. На одном полюсе наивная чистота сердца, на другом — поклонение Богатству, Успеху, Возможностям, почитание тех самых фетишей, которые самому же Гэтсби так ненавистны в Томе Бьюкенене и людях его круга.[3]

Но почему же Гэтсби назван великим? Дело в том, что Джей Гэтсби воплощает ярчайший тип американского «мечтателя», хотя «мечта» и ведет его сначала на опасную тропу бутлегерства, затем — в совершенно чужой его натуре мир Тома Бьюкенена и, наконец, к катастрофе. Гэтсби сочетает в себе чувства и стремления к богатству, любовь и желание поразить, надежду и франтовство. Но все-таки он никогда не перестает верить, и именно  это делает его великим.[4]

Повествование в романе «Великий Гэтсби» ведется от лица молодого человека с Запада Ника Каррауэя. Этот герой не участвует в развертывающейся в романе драме, однако именно его глазами мы видим все происходящее,  а его оценка событий является важным фактором для восприятия героев. Важно также то, что Ник, как он сам говорит о себе, «один из немногих честных людей, которые ему известны». Поэтому некоторые оценки этого героя мы можем воспринимать в качестве взгляда с позиций общечеловеческой морали.

Несомненно, с образом Ника связаны и авторские симпатии в романе. Ник — писатель и рассказчик — видит двойственность стремлений Гэтсби, сложность его незаурядной натуры и является в сущности единственным человеком, который остается верным ему до конца.[5] При этом, сам Ник делает определенные выводы из этой истории; благодаря Гэтсби, он понимает свое место в жизни. Веселая и богатая жизнь тоже прельщает его – не зря же он влюбляется в подругу Дэзи Джордан. Ему не чужды «мечты» Гэтсби и его романтическое восприятие жизни. Но в отличие от Гэтсби, Ник делает другой выбор: он порывает с эгоистичной и инфантильной Джордан, а на похоронах Гэтсби окончательно осознает ужасную жестокость того общества, которым окружал себя герой.

Именно Ник, пусть и не совсем очевидно, но подводит итог всей этой истории. Крушение «мечты» и иллюзий Гэтсби вскрыло нравственную несостоятельность не только самой «мечты», но и всего американского общества в целом: цивилизация, в которой духовная жизнь подчинена полностью идее материального благополучия, не может быть гуманной. В заключительной главе романа нельзя не заметить у Ника определенные ноты скептицизма и грусти, которые навеяны гибелью Гэтсби и трезвой оценкой всего случившегося.[6]

Конфликт в романе.

Ко времени появления романа «Великий Гэтсби» писатель Скотт Фицджеральд и эпоха настолько отождествились в массовом представлении, что книгу, ставшую высшим завоеванием Фицджеральда, читали как еще одну грустную «сказку века джаза», хотя ее проблематика намного сложнее. Определяя значение этого романа, А. Зверев писал: «Вобрав в себя гамму распространенных тогда настроений, «Великий Гэтсби» резко выделился на фоне всего написанного Фицджеральдом прежде, главным образом за счет обретенного историзма мышления, что позволило автору связать кризис веры, который происходил в 20-е гг., с драматической эволюцией давнего национального мифа-«американской мечты»[7]

По мнению многих критиков, история эволюции и крушения мечты Гэтсби — это история его тщетной и трагической попытки приобщиться к уровню жизни американских богачей, в самом голосе которых «звучат деньги».[8]  Гэтсби не удалось войти в этот круг, который для него состоял из одной Дэзи. Дело в том, что, несмотря на приобретенное богатство, для настоящих богачей он навсегда останется простым  аферистом. Дэзи не просто так отказывается от него: она это понимает, ведь для нее этот мир – родной, и она не готова его покинуть.

Джей Гэтсби в контексте «американской мечты», владевшей умами людей до Великой депрессии, — не просто герой, он идеал для подражания, с которого должны были бы делать жизнь все обдумывающие житье американские юноши. Но американская мечта рассыпается на глазах. Гэтсби несметно богат, влиятелен, хорош собой — только всего этого недостаточно даже в Америке. Гости, сотнями слетающиеся на его вечеринки, распускают за его спиной гнусные сплетни. И дело вовсе не в том, что они завидуют его богатству. Они ничего не знают о его прошлом и  поэтому не доверяют.

И сам Гэтсби не доверяет себе. Когда он выходит по вечерам из своего дома и смотрит на противоположный берег залива, протягивает к нему руки — он тянется не к женщине, которую когда-то знал и которую до сих пор любит. Но при этом он не понимает, что тянется к  прошлому, которого не было. Символический смысл его любви прозрачен: он влюблен в Ту, что на другом берегу, он боится, что Она его отвергнет, ради Нее он богатеет и устраивает балы, он любит не только Ее самое, но и память о своем прошлом, связанным с Ней, — о прошлом, которое у него отняли.[9]

Гэтсби пытается жить по законам и правилам мира Дэзи и Тома, однако у него это не получается. Да, он закатывает шикарные вечера, его фигура окружена ореолом таинственности, но он остается слишком наивен для того общества, в которое хочет попасть. «Гэтсби верил в зеленый огонек, свет неимоверного будущего счастья, которое отодвигается с каждым годом. Пусть оно ускользнуло сегодня, не беда — завтра мы побежим еще быстрее, еще дальше станем протягивать руки… И в одно прекрасное утро…»

Но все дело как раз в том, что прекрасного утра наступить не может. Идеал недостижим. Ибо «мы пытаемся плыть вперед, борясь с течением, а оно все сносит и сносит наши суденышки обратно в прошлое». Перефразируя метафору, которой заканчивается роман, можно сказать, что все дальше отодвигается осуществление «мечты», а идеал «американской мечты» все больше выглядит лишь обманчивой грезой.[10]

 

[1] Владимир Прозоров «Фрэнсис Скотт Фицджеральд. Солист «Века Джаза»

[2] А. Старцев «Скотт Фицджеральд и его роман «Великий Гэтсби»»

[3] Л. Романчук «Проблематика героя в романе Фитцджеральда «Великий Гэтсби».

[4] Л. Романчук «Проблематика героя в романе Фитцджеральда «Великий Гэтсби».

[5] М. Петрухина «ВЕЛИКИЙ ГЭТСБИ И МИР ФРЭНСИСА СКОТТА ФИЦДЖЕРАЛЬДА».

[6] М. Петрухина «ВЕЛИКИЙ ГЭТСБИ И МИР ФРЭНСИСА СКОТТА ФИЦДЖЕРАЛЬДА».

[7] Л. Романчук «Проблематика героя в романе Фитцджеральда «Великий Гэтсби».

[8] Л. Романчук «Проблематика героя в романе Фитцджеральда «Великий Гэтсби».

[9] Л. Романчук «Проблематика героя в романе Фитцджеральда «Великий Гэтсби».

[10] Л. Романчук «Проблематика героя в романе Фитцджеральда «Великий Гэтсби».

20130405-gatsby-08

 

Обсуждение закрыто.